18 ДЕКАБРЯ
15:00
18 ДЕКАБРЯ
19:00

СМИ

Репортаж телеканала «Культура»

Репортаж телеканала «ТВЦ»

Рецензия газеты «Московский Комсомолец»

Режиссер Алексей Франдетти продолжает удивлять публику нестандартными постановками в разных театрах Москвы и не только. Еще не успел разойтись кругами резонанс от «Обыкновенного чуда» в питерском ТЮЗе, как в Театре на Таганке – новая премьера: «Петя и фолк», мультижанровое суперсовременное по театральному и музыкальному языку шоу, адресованное молодой аудитории.

Русский Орфей сошел в ад на Таганке
ФОТО ЮЛИЯ ГУБИНА

Название «Петя и фолк» рифмуется с известной симфонической сказкой Прокофьева, а подзаголовок «Тайны миров» оправдывает включение в сюжет ассоциаций с известными референсами, главный из которых – миф об Орфее. Однако в спектакле нет ни намека на постмодернистский стеб: либреттист Ника Симонова, композитор Андрей Зубец и режиссер Алексей Франдетти сделали вполне серьезный спектакль о том, что современное искусство может быть модным и традиционным одновременно. 

Новая сцена Театра на Таганке с кирпичным задником – поначалу совершенно пустое пространство, на котором появляется главный герой – Петя, юный музыкант, неудовлетворенный своим творчеством: «Все хорошо, встал и пошёл — в новое шоу. А себя до сих пор не нашёл…Как мне понять, кем могу стать? Смысла, идеи нет. Может, я проморгал момент?» — делится Петя своими сомнениями в форме рэпа. Роль Пети играет Александр Казьмин – артист хорошо известный любителям мюзиклов, наделенный отличным голосом и безусловной харизмой. Его подружка Вероника (также хорошо известная мюзикловая звезда Юлия Дякина), без ложной скромности называющая Петю Орфеем, предлагает ему решение проблемы, которое всегда спасало русских художников – обратиться к корням, к традиции, к истокам культуры, то есть к фольклору. 

И вот здесь начинается головокружительное по динамике, драйву, плотности событий шоу, в котором главным протагонистом становится Академический хор русской песни радио «Орфей». И это тоже очень характерно для русского музыкального театра в версии композиторов Могучей кучки, в операх которых народ был главным действующим лицом.

ФОТО ЮЛИЯ ГУБИНА

Петя и Вероника присоединяются к массовому молодежному празднику Ивана Купалы, языческому ритуалу, главный смысл которого – свершение брачного обряда. Здесь же происходит соревнование певцов – ну чем не «Садко» Римского-Корсакова, который в свое время по-русски пересказал сюжет «Тангейзера»? Первый участник поет красивую попсово-эстрадную песню самовосхваления – и имеет успех. Второй исполняет лапидарный шансон в духе «Любэ» и тоже ловит свою долю признания. Настает черед Пети… Его искренняя ария в стилистике классического поп-рок-мюзикла покоряет аудиторию. Он победил. 

Молодой композитор Андрей Зубец написал мастерскую, очень сложную партитуру, в которой соединил приемы академической музыки (хорошо прослеживается влияние Стравинского, явно вдохновившего авторов своей «Весной священной»), а также фольклора и рок-стилистики. Живой оркестр народных инструментов, разместившийся в окнах кирпичного задника, как в иконостасе, органично интегрируется с фонограммой. Музыка очень подвижна, ритмически затейлива: пять четвертей – самый простой из неквадратных метров, которые использует Зубец.

ФОТО ЮЛИЯ ГУБИНА

Трудно сказать, какой из элементов этого мультижанрового шоу, возвращающего театр к его первоначальной синкретической форме, в приоритете – здесь все равны. И музыка, звучащая нон-стоп, как в опере или оратории. И пластика (хореограф Андрей Глущенко-Молчанов) – сочетающая классический балет и современный танец. И огромные ростовые куклы – древние славянские божества и чудовища, которых водят по сцене кукловоды: птица Симург, бог Велес, волки, богиня Ягиня, гигантский змей (художник Анастасия Пугашкина). В Велесе и Ягине Петя видит своих родителей, от которых подросток когда-то сбежал, так как не находил в них понимания и любви. Впрочем, теперь он простил их: познание мировых тайн делает его мудрым и великодушным. 

Лаконичная сценография компенсируется пестротой и разнообразием костюмов (Екатерина Гудковская), стилизующих условную славянскую сказочность в сочетании с модными прикидами современных хипстеров.

Свет от Ивана Виноградова может сделать честь самому крутому эстрадному шоу, а «спецэффекты» достигаются простыми традиционными театральными приемами: например, сказочный окиян-сине-море» — это полупрозрачная ткань, из-под которой появляются и за которой скрываются коварные русалки.

ФОТО ЮЛИЯ ГУБИНА

В спектакле вообще – про традицию. Не только фольклорную, но и самую простую, человеческую. Например, про любовь между мальчиком и девочкой. Правда, история любви заканчивается драматично: русскому Орфею-Пете, как и его мифологическому прототипу, не удалось вывести из подземного царства Эвридику-Веронику. Однако в отличие от греческого Зевса, который, опасаясь, что Орфей откроет людям тайны мира, на всякий случай поразил его молнией, наш русский Перун, напротив, дает Пете, постигшему тайное знание,  шанс «глаголом жечь сердца людей». Опять-таки в лучших традициях русской культуры. 

КОНТАКТЫ